Советуем для ознакомления:

Инфекционные болезни:

Популярные разделы сайта:

Бернар об опытах Вюльпиана. Совершенный детерменизм в медицине

Итак, я повторил опыты г. Вюльпиана на жабах, я повторил их в точности в тех условиях, что и автор, и я действительно получил указанные им результаты. Так же, как он, я впрыснул жабе то же самое количество яда, каким, несомненно, убивают лягушку, и жаба не умерла, но, увеличивая дозу яда, я достиг того, что отравлял жабу так же, как и лягушку.

Итак, жаба могла быть отравлена своим собственным ядом так же, как и лягушка, нужна была только более сильная доза яда; в этом вся разница. Правда, это тоже различие, однако это различие совсем иного порядка и различие, не влекущее за собой тех следствий, которые вытекали из заключений г. Вюльпиана; вместо различия природы свойств имеется простое различие в степени.

Анатомические элементы должны обязательно иметь у всех животных тождественные по своей природе свойства. Если бы оказалось, например, что какое-нибудь мышечное волокно не обладает всеми существенными свойствами других волокон или имеет еще специальные свойства, кроме свойств других волокон, то пришлось бы уже не считать его мышечным волокном, а особым органическим элементом. Но если свойства какого-нибудь анатомического элемента должны быть повсюду тождественны по своей природе, то из этого не следует, что они обязательно тождественны по их интенсивности.

Это не одно и то же, и мы очень хорошо знаем, что, наоборот, интенсивность их свойств меняется не только у разных животных, но даже у одного и того же животного под влиянием массы различных причин. Доза какого-нибудь активного вещества, способная вызвать известный эффект, может вариировать в очень больших пределах вследствие различной интенсивности свойств анатомического элемента при различных обстоятельствах, но характер эффекта остается тем же, и будет ли он сильным или слабым, он всегда должен быть налицо, потому что свойство, ему соответствующее, всегда присутствует.

опыты вюльпиана

После этих двух изложенных вам интересных примеров вы должны понять, что нужно разуметь под экспериментальной критикой. Истинная критика не есть критика исключения—это критика, ничего не уничтожающая и все согласующая рациональным детерминизмом явлений. Когда мы приходим к этому, то всякий спор неизбежно прекращается. Поэтому все спорные вопросы, о которых я вам говорил, теперь решены. Г. Лонже, г. Вюльпиан и я, мы все согласны теперь, и факты всем очевидны. Если есть другие вопросы физиологии, о которых спорят (они всегда будут), то нужно твердо знать, что можно притти к соглашению относительно них только тогда, когда будет установлен точный детерминизм каждого опыта, придающий последнему его значение и ценность. В этом истинный прогресс экспериментальной науки.

Часто для объяснения противоречивых опытов ссылаются на влияние жизни, не определяя точно ее механизма. Но это совершенно напрасно: это влияние никогда не должно быть принимаемо во внимание в спорах об экспериментах. Не то, чтобы я хотел отрицать влияние жизни,—конечно, это влияние существует, но только как первопричина, управляющая функциями элементов тканей и органов. Она, если угодно, сообщает им характерные свойства, проявление которых мы изучаем; от нее получают они особые силы, их оживляющие, которых мы не находим в мертвых телах. Но раз эти свойства создались под влиянием жизни, они функционируют так же, как и силы мертвых тел. Жизнь здесь больше не при чем, и ее нельзя вмешивать в детерминизм явлений. Свойства живых тел более тонки, чем силы мертвых тел: в этом все различие их проявления.

Конечно, эта тонкость явлений жизни создает наибольшие трудности при ее изучении, потому что мы обладаем относительно очень грубыми инструментами и очень несовершенными методами, но, чтобы ориентироваться среди этих затруднений всякого рода, мы должны твердо, вне всяких споров, придерживаться принципа нашего метода, детерминизма. При изучении какого бы то ни было явления нужно всегда ставить целью абсолютное и рациональное определение условий его существования и таким образом вполне овладевать явлением, быть в состоянии по желанию вызвать его или препятствовать его возникновению.

Когда мы достигнем знания этого совершенного детерминизма, мы всегда будем точно знать, что мы делаем не только в физиологии, но также и в медицине, т. е. в патологии и терапии.

- Читать далее "История физиологического экспериментирования. История опытов на животных"

Оглавление темы "История эмпиризма в медицине":
1. Живая материя в медицине. Неживая материя в медицине
2. Детерменизм в медицине. Рассуждения в медицине
3. Период эмпиризма в медицине. Рационализм в медицине
4. Мажанди о законах медицины. Открытия Мажанди в физиологии
5. Спор Мажанди и Лонже. Лонже и Мажанди о методах медицинской науки
6. Опыт в экспериментальной физиологии. Условия проведения медицинских опытов
7. Плохие опыты в физиологии. Опыты Вюльпиан в медицине
8. Бернар об опытах Вюльпиана. Совершенный детерменизм в медицине
9. История физиологического экспериментирования. История опытов на животных
10. Основатели физиологического экспериментирования. Формирование языка медицины