Советуем для ознакомления:

Инфекционные болезни:

Популярные разделы сайта:

Эпизотии зооантропонозов

Согласно господствующей биоценологической концепции эпизоотический процесс трактуется как процесс сложного динамического взаимодействия популяций паразитов и их хозяев. Непосредственной движущей силой эпизоотического процесса является взаимодействие источника возбудителя инфекции с восприимчивыми животными, осуществленное посредством специфического механизма передачи.

Количественную характеристику эпизоотического процесса выражают терминами «спорадия», «эпизоотия» (локальная и разлитая), «панзоотия».

Имеются принципиальные отличия эпизоотического процесса среди диких, синантропных и сельскохозяйственных животных (Яшкуль).

Эпизоотический процесс в природных очагах представляет собой явление биологическое (биоценологическое). Его происхождение и существование связаны непосредственно с наличием биоценотических связей между основными носителями, к которым возбудитель адаптируется в филогенезе. В этом случае эпизоотический процесс обусловлен взаимодействием популяции возбудителей и их хозяев, оказывающим влияние на количественный состав и физиологическое состояние сочленов паразитарной системы и обеспечивающим непрерывность существования паразитического вида в природных очагах.

Эпизоотический процесс среди сельскохозяйственных животных обусловен явлениями как чисто биологического порядка, так и социальными. Он представляет собой явление биосоциального порядка и развивается в условиях, сложившихся в результате хозяйственной деятельности человека и территориальных группировок животных (животноводческие хозяйства или группы).

Промежуточное положение занимает тип эпизоотического процесса среди синантропных животных, ряд условий существования которых создан человеком. Циркуляция возбудителя среди этих животных подчиняется закономерностям популяционной биологии и в то же время в огромной степени зависит от хозяйственной деятельности человека.

Поскольку эпизоотический процесс представляет собой взаимоотношения популяций возбудителей с популяциями их хозяев, а при трансмиссивных инфекциях — и с популяциями переносчиков, постольку и интенсивность его определяется как характером этих популяций, так и характером их взаимодействия. Эти параметры изменчивы во времени и в пространстве и обусловливаются факторами, которые можно определить как эпизоотологическую эффективность позвоночных животных-доноров и реципиентов возбудителя инфекции и интенсивность реализации механизма передачи возбудителя. Условия географической среды и вмешательство человека в эпизоотический процесс сказываются опосредованно.

Эпизоотологическую эффективность позвоночных хозяев в качестве доноров и реципиентов возбудителя инфекции определяют как функцию следующих факторов:
1. Количество видов животных, вовлекаемых в круговорот возбудителя.
2. Численность каждого из видов в данной местности и в данное время.
3. Степень контактов животных каждого вида с особями своего и других видов.
4. Характер взаимоотношений с возбудителем различных видов животных, вовлекаемых в эпизоотический процесс.

Сезонность зооантропонозов

В идеале наиболее эффективным в эпизоотологическом отношении был бы естественный хозяин, высоковосприимчивый к инфекции, но не погибающий в результате ее, у которого заболевание протекает с длительной и выраженной септицемией или с интенсивным выделением возбудителя во внешнюю среду и не сказывается на продолжительности жизни, а интенсивное размножение обеспечивает достаточное количество чувствительного к возбудителю потомства. В действительности же естественные условия протекания эпизоотического процесса оказываются гораздо более сложными и многообразными.

Так, в возникновении и поддержании эпизоотического процесса среди диких животных серьезное значение имеют кроме основных и другие виды, факультативно вовлекаемые в эпизоотический процесс. Например, в песчаных пустынях, где среди местных грызунов преобладают источники чумы — большие песчанки, обитают и другие виды песчанок (полуденные, гребенщиковые, краснохвостые), а также тонкопалые суслики, тушканчики разных видов и т. д. Все они будучи в отдельности относительно малочисленными, в сумме резко увеличивают местную плотность поселений грызунов, что облегчает движение возбудителя чумы в их популяции.

Этому способствует неизбежный обмен у них блохами во время забегания в чужие норы при кормовых перебежках или при необходимости укрыться от внезапно появившегося врага и т. п.

Виды, обеспечивающие диссеминацию возбудителя, но не относящиеся к категории основных носителей, правильнее называть не второстепенными, а дополнительными. Примером может служить роль желтого суслика в пустынных очагах, который постоянно вовлекается в чумные эпизоотии на малых сусликах или песчанках. В этом смысле он не случайный, а нередко дополнительный элемент в эпизоотических связях. Другими дополнительными носителями чумной палочки в некоторых пустынях служат различные виды тушканчиков, численность которых не подвержена таким резким скачкам, как у мелких мышевидных грызунов.

Вовлечение в эпизоотический процесс только основных носителей делает его относительно стабильным благодаря устойчивости связей между отдельными звеньями, основанных на пищевых взаимоотношениях сочленов биоценоза (кормовые и прочие миграции грызунов, алиментарная активность переносчиков) и относительной стабильности эпизоотических факторов (численность и территориальное размещение грызунов, видовой состав и динамика численности переносчиков). Вовлечение второстепенных носителей, численность которых подвержена периодическим резким изменениям, обусловливает и периодичность эпизоотического процесса (Акиев).

Интенсивность эпизоотического процесса при природноочаговых инфекциях в значительной мере определяется численностью животных — компонентов очага.

Повышение численности (и плотности) животных-хозяев возбудителей увеличивает их эпизоотологическую. эффективность и наоборот. Так, инфицированность лептоспирозом зависит от плотности источников: при плотности населения полевок, равной 6,2 на 100 ловушкосуток, зараженных среди них оказалось 23,5%, при плотности 5,6—7%, при плотности 0,8 зараженные зверьки не обнаруживались (Ананьин и Карасева).

Однако для поддержания эпизоотии требуется различная плотность животных разного вида. В частности, при чуме она выше для сусликов и мелких песчанок по сравнению с сурками и большими песчанками (Миронов).

Эпизоотологическое значение зооантропонозов сельскохозяйственных животных также регулируется количеством животных в стаде и характером их содержания: концентрация животных на ограниченном участке пастбища и в тесном помещении увеличивает их плотность и повышает их эпизоотологическую эффективность, тогда как рассредоточение животных на значительных пространствах пастбища способствует понижению их плотности и уменьшению интенсивности эпизоотологического процесса (лептоспироз, листериоз, сибирская язва, бруцеллез и др.).

При зооантропонозах сельскохозяйственных животных интенсивный обмен поголовья может способствовать как непрерывному притоку инфекции в стадо, так и постоянному пополнению его восприимчивыми животными.

Немалую роль в определении интенсивности эпизоотического процесса играет восприимчивость, инфекционная чувствительность и характер течения инфекционного процесса у представителей различных видов, вовлекаемых в эпизоотический процесс.

Пути передачи инфекции

Например, соответственно степени восприимчивости и инфекционной чувствительности к туляремии млекопитающих делят на три группы:
I — высоковосприимчивые и высокочувствительные к туляремии виды, у которых введение даже единичных клеток микроба вызывает заболевание в острой форме с высоким обсеменением крови паренхиматозных органов, сопровождающееся гибелью (зайцы, ондатры, сурки, мышь-малютка, землеройка и др.);
II — высоковосприимчивые, но малочувствительные виды поскольку гибель зверьков наступает лишь при массивных заражающих дозах возбудителя (суслики, полевая мышь, бобр, нутрия и др.);
III — маловосприимчивые, практически нечувствительные к туляремии виды (Олсуфьев и Дунаева).

Говоря о влиянии географической среды на интенсивность эпизоотического процесса, следует отметить, что каждый ландшафт той или иной климато-географи-ческой зоны характеризуется определенным видовым составом позвоночных и беспозвоночных животных, что само по себе определяет основные особенности эпизоотического процесса. В частности, велико влияние климатических факторов на эпизоотологическую эффективность диких позвоночных хозяев возбудителей инфекций.

Климатические факторы оказывают регулирующее влияние на характер размещения грызунов и, следовательно, на степень их плотности на определенной территории. Так, выгорание растительности в степи вынуждает сусликов скапливаться в пониженных местах, где лучше сохраняется трава, или вблизи посевов зерновых культур.

Колебания влажности определяют характер миграции полевки-экономки, являющейся носителем лептоспир. Когда озера — место их расселения — начинают пересыхать, влаголюбивые полевки-экономки переселяются все ближе к урезу воды. Таким образом сокращается их кормовая база, увеличивается интенсивность циркуляции лептоспир.

Влияние человека на эпизоотологическую эффективность биологических хозяев возбудителей инфекций может выражаться в его хозяйственной деятельности на территории природного очага или в животноводческом хозяйстве, а также в виде специальных профилактических мероприятий.

При освоении новых земель дикие позвоночные животные — хозяева возбудителей уходят с осваиваемой территории. В результате существование очага может прекратиться. Распашка целинных земель лишает условий существования основных носителей возбудителя чумы — сурков и сусликов, которые селятся на твердых нераспаханных землях, а также обыкновенных полевок — основных носителей возбудителя туляремии в степных очагах. Осушение болот губительно влияет на биоценозы полевок, являющихся хозяевами возбудителя туляремии, лептоспироза.

Уничтожение животных-хозяев возбудителей является эффективной мерой и в животноводческих хозяйствах, как это, например, ясно показано в отношении сапа и бруцеллеза.

В то же время нарушение правил ведения хозяйства может вести к оптимизации условий существования природных очагов. Ввод, скажем, в животноводческое хозяйство животных из неблагополучных по лептоспирозу, бруцеллезу, листериозу и др. хозяйств способствует длительному сохранению инфекции в стаде.

Специальные мероприятия в отношении животных-реципиентов возбудителя могут заключаться в повышении их невосприимчивости путем искусственной иммунизации, что оказалось весьма эффективным, например, в профилактике сибирской язвы, пастереллеза, лептоспироза, туберкулеза и др.

При трансмиссивных зооантропонозах интенсивность механизма передачи во многом определяется эпизоотологической эффективностью переносчиков возбудителя инфекции.

- Читать "Эпизоотологическая эффективность переносчика инфекции и его характеристика"

Оглавление темы "Эпидемиология зооантропонозов":
  1. Воздушный механизм передачи возбудителя инфекции при зооантропонозах
  2. Трансмиссивный механизм передачи возбудителя инфекции при зооантропонозах
  3. Контактный механизм передачи возбудителя инфекции при зооантропонозах
  4. Восприимчивость человека к зоонозам - зооантропонозам
  5. Эпидемиология зооантропонозов и пути их распространения
  6. Типы заболеваемости зооантропонозами - бытовые, профессиональные
  7. Эпидемиология зооантропонозов в России и СССР
  8. Эпизотии зооантропонозов
  9. Эпизоотологическая эффективность переносчика инфекции и его характеристика
  10. Современная классификация зооантропонозов

Популярное среди пользователей: