Советуем для ознакомления:

Инфекционные болезни:

Популярные разделы сайта:

Эпидемиология зооантропонозов в России и СССР

В структуре инфекционной заболеваемости по регистрируемым нозологическим формам (без гриппа и острых респираторных заболеваний) группа зооантропонозных инфекций в России занимает менее 0,5%. Половина всех случаев приходится на сальмонеллезы, на втором месте стоят заболевания бруцеллезом, следующие по значимости места занимают клещевой (весенне-летний) энцефалит и лептоспироз, далее — геморрагическая лихорадка, сибирская язва и лихорадка Ку. Менее одного процента общего количества заболеваний приходится на туляремию, орнитоз и бешенство.

За 1961—1970 гг. число заболеваний людей туляремией снизилось по сравнению с 1951 —1960 гг. в 6 раз, бешенством — в 4,8, бруцеллезом — в 3,6, сибирской язвой — в 2,8, лептоспирозом — в 1,7 и клещевым энцефалитом — в 1,1 раза.

Изучая динамику заболеваемости животных в России за 15 лет, можно отметить, что заболеваемость теми инфекциями, основным резервуаром которых являются сельскохозяйственные животные, интенсивно и последовательно снижалась. Такое явление наблюдалось, например, в отношении бруцеллеза и сибирской язвы. Вместе с тем снижение заболеваемости одомашненных животных природно-антропургическими инфекциями выражено в меньшей степени (лептоспироз, бешенство).

Следовательно, можно полагать, что снижение заболеваемости людей в России бруцеллезом и сибирской язвой в значительной степени обусловлено снижением ее среди животных, тогда как сокращение случаев заболеваний людей бешенством, по-видимому, обеспечивается главным образом медицинскими мероприятиями. Вполне понятно, что основная задача профилактики лептоспироза и бешенства среди одомашненных животных — предупреждение их контактов с природными очагами инфекции и повышение невосприимчивости мерами специфической профилактики.

При сопоставлении распространенности зооантропонозов в городах и сельской местности видно, что заболеваемость сельского населения в два и более раз выше, чем городского, что обусловлено более постоянным и широким общением сельского населения с сельскохозяйственными животными и природными очагами инфекций.

Необходимо, однако, отметить, что различия в уровнях заболеваемости сельского и городского населения природноочаговыми инфекциями (туляремией, геморрагической лихорадкой, клещевым энцефалитом, лептоспирозом, лихорадкой Ку) стираются. Это парадоксальное на первый взгляд обстоятельство обусловлено учащением случаев заражения горожан при пребывании их за чертой города (на лугу, в огороде, в поле, в лесу). Кроме того, дома, где проживают заболевшие, нередко граничат с незаселенными участками (поле, пустырь, поросший высокой травой или бурьяном) или размещаются на участках недавно вырубленного леса, покрытых густой травой, кустарниками, поваленными деревьями, изобилующих грызунами.

Так, известны урбанические очаги клещевого энцефалита (Крыжановская, Лыков и др.). Очаги клещевого энцефалита, находящиеся внутри городской черты, по характеру и эпидемиологическому значению можно разделить на 2 группы. Очаги 1-й группы находятся внутри густонаселенных районов. Это или искусственные (сады, парки, скверы) или естественные насаждения, оказавшиеся в пределах быстро растущего города. В биоценотическом отношении эти очаги значительно отличаются от первичных. В городских очагах преимагинальные стадии клещей выкармливаются на лесных и лугово-полевых видах млекопитающих, имеющих здесь низкую численность. Взрослые клещи выкармливаются на различных домашних животных.

Классификация болезней

Встречающиеся в типичных городских насаждениях клещи находятся в экстремальных условиях. Эти очаги опасны только в силу большого контакта с ними городского населения. Очаги 2-й группы — более или менее крупные лесные массивы, находящиеся на окраинах города или вклинивающиеся в кварталы новостроек. Многие из них соединены с пригородными лесами. Эти очаги в меньшей степени испытали влияние урбанизации, здесь существуют автохтонные популяции таежного клеща и имеются все условия для их нормального существования и размножения.

Не исключено, что преобладание заболеваемости сальмонеллезами и лихорадкой Ку в городах обусловлено также употреблением в пищу привозных инфицированных продуктов животноводства и заражениями от инфицированного промышленного сырья. При орнитозе высокая заболеваемость городского населения может быть связана с развитием в городах голубеводства.

Вместе с тем, учитывая сложность диагностики лихорадки Ку, орнитоза, геморрагической лихорадки, легко предположить, что преобладание заболеваемости городского населения этими инфекциями в значительной степени обусловлено лучшей постановкой лабораторной диагностики их в городских условиях.

Сезонная периодичность заболеваемости людей зооантропонозными инфекциями в основном обусловливается двумя факторами: интенсификацией эпизоотического процесса и (или) активизацией механизма передачи возбудителей от животных к человеку при усилении общения людей с эпизоотическими очагами в определенные периоды года.

Так, ранняя весенняя активность малых сусликов в период спаривания ведет к появлению первой сезонной волны эпизоотии чумы, повторяющейся в летний период вследствие увеличения плотности и высокой подвижности молодых сусликов при их расселении. В этот период наиболее вероятны и заражения людей в результате нападения на них инфицированных блох. В очагах чумы, где эпизоотии протекают среди сурков, заражения людей наиболее часто наблюдались осенью, поскольку в это время наиболее активна охота на сурков и тесен контакт людей со зверьками при снятии с них шкурок.

Причиной летней сезонности сибирской язвы людей является сезонность заболеваний сельскохозяйственных животных, обусловленная пастбищным периодом. Увеличение падежа животных от сибирской язвы в летний период обусловливает усиление заболеваемости людей.

Сезонность зооантропонозов

Весенне-летняя сезонность бруцеллеза у людей определяется сопряженностью во времени наиболее интенсивного выделения возбудителя больными животными во внешнюю среду и наиболее тесного общения человека с животными и его продуктами. Такое явление имеет место в весенне-летние периоды абортов, родов и послеродовой лактации. В очагах козье-овечьего бруцеллеза в сравнительно кратковременный период окота к обслуживанию овец привлекается значительное число людей. В это время происходит наиболее тесный контакт человека с источником возбудителя инфекции и факторами заражения.

Послеродовой период лактации способствует распространению бруцеллеза с инфицированными молочными продуктами. Сходными причинами обусловливается и весенне-летняя сезонность лихорадки Ку у людей. Вместе с тем и при бруцеллезе, и при лихорадке Ку возможны вспышки заболеваемости людей в осенний период во время развертывания мясозаготовок.

Осенне-зимняя сезонность геморрагической лихорадки, а также туляремии в степных и лугово-полевых очагах обусловливается массовым накоплением к этому периоду мышевидных грызунов-источников возбудителей этих инфекций и миграцией их с полей в населенные пункты. Поздние сельскохозяйственные работы (обмолот зерновых, перевозка зерна, соломы и т. п.) способствуют заражению человека от больных животных и инфицированных ими объектов — воды, зерна, продуктов питания.

При лептоспирозе и туляремии в поименно-болотных очагах пик заболеваемости людей обычно приходится на летний период, поскольку к этому времени, с одной стороны, имеется массовое накопление инфицированных водных грызунов, а с другой — в теплое время года наиболее активно общение человека с очагами этих инфекций при купании в эпидемиологически опасных водоемах, сельскохозяйственных работах (например, сенокос) и промысле водяной крысы и ондатры.

Весенне-летняя сезонность клещевого энцефалита в основном обусловлена особенностями биологии переносчика возбудителя этой инфекции. Появление активных клещей следует за появлением первых проталин. Пик их численности наблюдается в конце мая — начале июня (при температуре воздуха 5—6°С). Снижение численности клещей наблюдается в конце июня при 15°С. Вследствие этого, в очагах клещевого энцефалита, где заражения людей связаны с этим клещом, первые больные появляются с середины апреля, число их резко нарастает к концу мая, достигая максимума в первой — второй декаде июня, затем к середине июля быстро снижается.

Сезонность зооантропонозных заболеваний людей в нашей стране имеет в основном весенне-летне-осенний характер. Наиболее выражена она при лептоспирозе и клещевом энцефалите. При туляремии, сибирской язве и лихорадке Ку в сезонный период, длящийся 4—6 месяцев, регистрируется три четверти всех заболеваний, а при бруцеллезе — половина. Наиболее длителен и наименее интенсивно выражен период сезонного подъема заболеваемости сальмонеллезами и геморрагической лихорадкой. При бешенстве вообще трудно выделить период сезонного подъема в силу незначительности числа регистрируемых заболеваний и относительной равномерности их распределения.

Характер сезонного распределения заболеваний людей зооантропонозными инфекциями в России практически стабилен для каждой из рассмотренных нозологических форм, если не считать вариаций в небольших пределах в отдельные годы. Такая стабильность имеет важное прогностическое значение, определяя время, когда деятельность медицинской общественности по профилактике этих заболеваний должна максимально активизироваться.

Пути передачи инфекции

Заболеваемость населения различных возрастных групп определяется степенью участия их в бытовых и трудовых процессах, связанных с риском заражения зооантропонозами. Так, сибирской язвой и бруцеллезом заражаются главным образом лица активного рабочего возраста 20—40 лет, занятые уходом за сельскохозяйственными животными, их убоем и переработкой продуктов и сырья животного происхождения. При инфекциях, заражение которыми происходит в основном непосредственно в природном очаге, также преобладают заболевания лиц активного рабочего возраста. Это, например, имеет место при туляремии и геморрагической лихорадке.

Заболевания детей наиболее часты при зооантропонозах, возбудители которых способны распространяться с пищевыми продуктами или в условиях нозокомиальных контактов, как это, например, имеет место при сальмонеллезах, а также в антропургических очагах инфекций, возбудители которых активно передаются водным путем или через живых переносчиков. При сельскохозяйственных заражениях лептоспирозом в основном страдают взрослые, тогда как при вспышках, связанных с купанием («купальные эпидемии»), в основном заболевают дети и подростки. В природных очагах клещевого энцефалита, расположенных в неосвоенных лесных районах, преимущественно заболевают люди в возрасте 20—40 лет.

В антропургических пастбищных и синантропных очагах, а также в переходных очагах этой инфекции, значительную группу заболевших составляют дети старшего дошкольного и школьного возрастов, посещающие лес при прогулках, сборе ягод, орехов, ловле рыбы и т. п.

Анализ возрастной структуры больных зооантропонозными инфекциями в России показывает, что лишь при лептоспирозах удельный вес детей до 14 лет превышал в отдельные годы 50%. При прочих инфекциях этой группы преобладали заболевания в возрастной группе старше 14 лет.

Таким образом, зооантропонозные инфекции поражают преимущественно лиц, занятых активной трудовой деятельностью в сфере сельского хозяйства или в зонах природных очагов инфекции. Вместе с тем значительная доля заболеваний лептоспирозом, сальмонеллезами, клещевым энцефалитом, бешенством регистрируется среди детей в возрасте до 14 лет и, следовательно, одна из основных задач в борьбе с указанными инфекциями — это защита детей.

Своеобразную картину выявляет анализ распределения заболевания людей бруцеллезом, сибирской язвой, бешенством, сальмонеллезами, туляремией, лептоспирозом, лихорадкой Ку, орнитозами, геморрагической лихорадкой, клещевым энцефалитом по союзным республикам.

Почти две трети заболеваний людей бруцеллезом регистрируется в Казахстане и Среднеазиатских республиках и лишь четвертая часть — в Российской Федерации.

Треть заболеваний людей сибирской язвой приходится на Казахстан, треть — на Таджикистан, Узбекистан и Азербайджан, пятая часть — на Российскую Федерацию. Почти треть заболеваний людей бешенством отмечается на Украине, четвертая часть — в Российской Федерации, четвертая часть — в Узбекистане и Казахстане и одна пятая — на остальных территориях бывшего СССР.

Более одной трети всех случаев заболеваний лихорадкой Ку зарегистрировано в Казахстане, одна треть — в Российской Федерации, около одной трети — в Узбекистане и Киргизии, тогда как на остальные республики падает лишь 1,2% заболеваний.

Иное территориальное распределение заболеваний людей наблюдается при сальмонеллезах, лептоспирозе, туляремии, орнитозе, геморрагической лихорадке и клещевом энцефалите (весенне-летнем).

Наиболее высокие показатели заболеваемости людей сальмонеллезами отмечались на территориях, расположенных на северо-западе России. В пределах Российской Федерации в этом отношении можно выделить европейскую часть и восток за Уралом.

Среди прочих территорий, характеризующихся повышенной, заболеваемостью людей сальмонеллезами, можно назвать некоторые области Украины. На юге России наиболее неблагополучными по сальмонеллезам являлись отдельные области Казахстана.

Заболеваемость людей орнитозом в России носит спорадический характер. Заболевания отмечаются в Российской Федерации, Украинской и Киргизской республиках, а в отдельные годы единичные случаи регистрируются в Белорусской, Азербайджанской, Казахской и Таджикской республиках.

В пределах Российской Федерации заболевания людей относительно постоянно наблюдаются в Воронежской, Калининской, Курской, Московской и Пермской областях, Приморском крае.

Эпидемиология риккетсий - ку-лихорадки

Заболевания людей лихорадкой Ку регистрируются во всех республиках (за исключением Эстонской, Молдавской и Туркменской).

Среди Среднеазиатских республик сравнительно высокими показателями заболеваемости характеризуется Киргизии и Узбекистане (прежде всего, Ташкенте, а также Бухарской и Самаркандской областях).

Заболевания людей клещевым энцефалитом в последние годы регистрировались в Российской Федерации, Украинской, Белорусской, Литовской, Латвийской, Эстонской и Казахской республиках.

Данные о заболеваемости людей такими трудно диагностируемыми инфекциями, как лихорадка Ку, геморрагическая лихорадка, орнитозы и др., клинические проявления которых нередко либо отсутствуют, либо разнообразны и нетипичны, приблизительны и зависят от уровня диагностики и точности регистрации заболеваний.

Основные современные особенности эпидемиологии большинства зооантропонозных инфекций в России (с преобладанием того или иного признака при различных нозологических формах) можно сформулировать следующим образом:

а) заболеваемость людей находится на спорадическом уровне, что обусловлено в большинстве случаев высокой эффективностью планово осуществляемых массовых противоэпизоотических и противоэпидемических мероприятий;

б) подавлена активность многих природных очагов зооантропонозных инфекций за счет хозяйственной деятельности человека либо специальных профилактических мероприятий, как это, например, имеет место при чуме, туляремии, клещевом энцефалите и других инфекциях;

в) произошло формирование антропургических очагов ряда зооантропонозных инфекций как в результате контактов сельскохозяйственных и домашних животных с природными очагами инфекций, так и в результате профессиональной деятельности человека (например, очаги лептоспироза, лихорадки Ку, орнитоза и др.);

г) наряду с тенденцией к «одомашниванию» ряда диких зооантропонозов может наблюдаться и возврат возбудителя в исходную цепь его циркуляции, в природу, в результате чего инфицированные сельскохозяйственные животные подчас служат причиной формирования новых природных очагов инфекции (очаги лептоспироза, орнитоза и др.);

д) при ряде инфекций наблюдается изменение границ их нозоареалов. Например, в дореволюционный период высокий уровень заболеваемости животных сибирской язвой в лесной и тундровой зонах поддерживался главным образом за счет трансмиссивного механизма распространения возбудителя, тогда как заболеваемость в южных открытых ландшафтах возникала в основном за счет алиментарных заражений животных от почвенных очагов инфекции; массовая вакцинация скота в сочетании с неблагоприятными для существования возбудителя почвенными условиями повлекла за собой угасание многих сибиреязвенных очагов на севере Советского Союза.
В то же время наличие благоприятных для существования возбудителя почвенных условий на юге страны обусловливает сохранение почвенных очагов инфекции и поддержание заболеваемости животных и людей, несмотря на значительное снижение ее по сравнению с прошлыми годами в результате комплексных санитарно-ветеринарных мероприятий. Аналогично этому, можно проследить изменения структуры и границ нозоареалов туляремии, лептоспироза, бруцеллеза и других зооантропонозных инфекций;

е) в ряде случаев имеет место изменение состава болеющих животных как эпидемиологически значимых источников возбудителей инфекции. Например, на большинстве территорий страны главным источником вируса бешенства стали вместо волков лисицы, что является следствием интенсивного размножения этих животных в результате массовой вырубки лесов. В тех местах Советского Союза (например, Украинская ССР и другие районы страны), где были полностью или в большинстве ликвидированы очаги бруцеллеза мелкого рогатого скота, случаи заболеваний людей бруцеллезом еще бывают, но все или почти все они — результат заражения от крупного рогатого скота.
Возрастает значение сельскохозяйственных животных как источника лептоспирознои инфекции для человека при снижении удельного эпидемиологического значения диких грызунов;

ж) смена эпидемиологически значимого источника среди животных нередко обусловливает преобладание циркуляции штаммов возбудителя с ослабленной вирулентностью. Например, увеличение удельного веса сельскохозяйственных животных в качестве источника возбудителя инфекции предопределяет увеличение доли заболеваний людей сравнительно легко протекающей водной лихорадкой за счет снижения удельного веса заболеваний иктерогеморрагическим лептоспирозом. Увеличение эпидемиологической значимости крупного рогатого скота влечет за собой рост удельного веса легких форм заболевания бруцеллезом, обусловленных В. abortus и т. д.
Совершенствование методов диагностики, и в частности, внедрение серологических методов исследования (клещевой энцефалит, лихорадка Ку, риккетсиоз Северной Азии, марсельская лихорадка и др.), позволяет выявить значительное число случаев зооантропонозных инфекций, лишенных нозологической специфичности клинического проявления, субклинических и бессимптомных форм заболевания;

з) в результате усиления контактов между дикими и синантропными животными, а также благодаря увеличению объема работ по убою животных и обработке продуктов и сырья животного происхождения многие зооантропонозы теряют отчетливую сельскую приуроченность; увеличивается удельный вес внесезонных заболеваний (лихорадка Ку, лептоспироз и др.);

и) в результате эффективности плановых, массовых, целенаправленно осуществляемых профилактических мероприятий существенно снижена профессиональная заболеваемость зооантропонозными инфекциями, на фоне чего обнаруживается рост удельного веса бытовой заболеваемости, в частности, среди владельцев индивидуального скота, членов их семей и лиц, временно соприкасающихся с животными. Особенно отчетливо это демонстрируется на примерах бруцеллеза, сибирской язвы, лептоспироза и др.;

к) своевременность оказания медицинской помощи, эффективность специфической иммунологической антибиотикотерапии, а в некоторых случаях и циркуляция штаммов возбудителя с ослабленной вирулентностью обусловили резкое снижение летальности при большинстве зооантропонозных инфекций.

На примере зооантропонозных инфекций в нашей стране нашло блестящее подтверждение выдвинутое Л. В. Громашевским положение, гласящее, что «эпидемиология любой заразной болезни в ходе человеческой истории может претерпевать соответствующие изменения, если в социальной жизни общества наступают изменения, способные воздействовать стимулирующим или угнетающим образом на непосредственные движущие силы эпидемического процесса, для чего вовсе не требуется, чтобы в биологической основе соответствующей болезни наступали какие-либо изменения».

- Читать "Эпизотии зооантропонозов"

Оглавление темы "Эпидемиология зооантропонозов":
  1. Воздушный механизм передачи возбудителя инфекции при зооантропонозах
  2. Трансмиссивный механизм передачи возбудителя инфекции при зооантропонозах
  3. Контактный механизм передачи возбудителя инфекции при зооантропонозах
  4. Восприимчивость человека к зоонозам - зооантропонозам
  5. Эпидемиология зооантропонозов и пути их распространения
  6. Типы заболеваемости зооантропонозами - бытовые, профессиональные
  7. Эпидемиология зооантропонозов в России и СССР
  8. Эпизотии зооантропонозов
  9. Эпизоотологическая эффективность переносчика инфекции и его характеристика
  10. Современная классификация зооантропонозов

Если остались вопросы - смело задавайте: