Советуем для ознакомления:

Вирусология:

Популярные разделы сайта:

Экология собачьего бешенства. Эпизотии бешенства у собак

Из данных литературы можно заключить, что патогенетические особенности экспериментального и естественного бешенства у отдельных видов животных — собаки, сирийского хомяка и летучей мыши — нетождественны. Благодаря этому можно ожидать, что механизмы сохранения и распространения вируса бешенства у домашних и диких плотоядных животных и у летучих мышей также могут иметь принципиальные различия.

Для бешенства городского типа характерны следующие клинико-эпизоотологические особенности: а) острое клиническое течение болезни как следствие энцефалита и неизменный летальный исход; б) носительство вируса в инкубационном периоде, выделение его во внешнюю среду лишь в последние дни инкубации и в течение всей болезни: в) передача инфекции путем укуса; г) резервирование вируса в организме собак и кошек.

Как известно, у собак и кошек бешенство протекает в буйной или паралитической форме, продолжаясь обычно от 2 до 5 дней и редко в течение 6—12 дней. В своем эволюционном развитии вирус закрепился, в частности, в организме домашних плотоядных животных, у которых акт укуса является основной физиологической функцией обороны, нападения и добычи пищи. Развивающийся при этом заболевании энцефалит, по крайней мере в половине случаев, клинически проявляется в виде буйства, неистовства, когда у больной собаки появляется исключительная потребность в нанесении укусов всему встречному — живому и неживому. Подобный характер заболевания создает исключительно благоприятные условия для сохранения вируса в организме домашних плотоядных и как бы компенсирует кажущееся эволюционное несовершенство, связанное с летальным исходом каждого случая заболевания и гибелью как макро-, так и микроорганизма. Гибель резервуара инфекции, не благоприятная для сохранения возбудителя, является порочным звеном в круговороте вируса.

То, как этот «недостаток» покрывается другими адаптационными и эволюционными механизмами, можно иллюстрировать примером из практики: В. Г. Ушаков сообщал о бешеной собаке, которая нанесла укусы 89 людям. Мнение, что бешенство является абсолютно смертельным заболеванием собак и кошек, а также человека, вытекает из столетних наблюдений многих тысяч практических врачей. Мировая эпидемиологическая практика убедительно свидетельствует о том, что собаки или кошки могут быть источником инфекции лишь в последние 1—3 дня, в исключительно редких случаях в последние 10 дней инкубационного периода и в течение всей болезни. Экспериментальными исследованиями на собаках, кошках было показано, что экскреция вируса через слюнные железы выявлялась чаще всего за 1—3 дня и реже за 7 дней до развития клиники заболевания (Roux, Nocara, Jonnesco, Teodosio, Bear с. а.).

Однако в ранних публикациях приводятся сообщения казуистического характера о возвратной или перемежающейся форме бешенства у собак. Konradi, De Mello, Babes, Bobes, О. Герман сообщили о случаях возвратного бешенства у собак. Эти животные якобы за 13 дней или 71 день до собственной смерти от бешенства могли передавать вирус человеку или животному путем укуса. Starr с соавт. описали случай выздоровления собаки от бешенства. По данным Andral, Serie, в Эфиопии наблюдались хроническая форма бешенства у собак и выздоровление. А. М. Юрковский опубликовал статью о заболеваниях гидрофобией 21 человека после укуса «здоровыми» собаками. Veeraraghavan сообщил о 3 заболеваниях гидрофобией в южной Индии после укусов здоровыми собаками.
При исследовании 100 бродячих собак, выловленных в Мадрасе, ни в одном случае не удалось выделить вирус или обнаружить тельца Бабеша — Негри, но у 3 собак была выявлена положительная флуоресценция.

собачье бешенство

Broz, Otto, Phan-Trinh наблюдали случай гидрофобии во Вьетнаме после укуса щенком, который оставался здоровым в течение 22 дней после укуса.
Необходимо подчеркнуть, что в приведенных статьях отсутствуют сведения о лабораторном подтверждении бешенства у собак, принимаемых за источник инфекции человека. Сведения, сообщаемые А. М. Юрковским, как известно, извлечены из историй болезней, поступивших в Государственный контрольный институт имени Л. А. Тарасевича в течение 30— 40-х годов, и ни один источник инфекции самим автором не был обследован. Подобные истории болезни поступали и в последующие годы, но при дополнительном обследовании выяснилось, что они связаны с недочетами эпидемиологического обследования. К сожалению, недостоверные публикации о заражении людей здоровыми собаками не прекращаются. Недавно было вновь сообщено, что якобы в Югославии зарегистрировано 35 случаев гидрофобии у людей, в то время как укусившие их собаки в течение долгого времени оставались здоровыми («Жури, микробиол.»). На самом деле в статье Nicolic («Arch. Hyg. bact.») из Югославии речь идет о 35 заболевших гидрофобией людях, которые отрицали какой-либо контакт с животными и ничего не сказано о собаках, оставшихся здоровыми.

Brindrich, Schmidt сообщили, что зараженные уличным или фиксированным вирусом бешенства клинически здоровые собаки выделяют вирус вместе со слюной и с мочой в течение 2—16 дней с момента заражения. В упомянутых опытах трудно исключить механическое проникновение вируса в мочу и слюнные железы, так как собакам была введена чрезвычайно высокая доза вируссодержащего материала (20% взвесь мозга в объеме 10 мл).

О. Г. Анджапаридзе выделял вирус бешенства в 1,7% и 0,3% из мозга выловленных бродячих собак и кошек, вероятно, находящихся в инкубационном периоде (цит. по В. Д. Соловьеву4). В Индии Farro с соавт. исследовали в динамике тысячи проб слюны от внешне здоровых, подозрительных, карантинированных собак, но ни в одном случае не смогли установить состояние носительства вируса бешенства.

Казалось бы, убедительное подтверждение хотя бы единственного случая бессимптомного носительства вируса бешенства собакой или кошкой должно было бы привести к пересмотру существующих профилактических установок: отказ от 10-дневного карантина домашних плотоядных и назначение антирабических прививок всем людям, укушенным не только больными, но и внешне здоровыми животными. Однако до сих пор надобности в такого рода изменениях не возникало ни в одной стране. Эти сведения из практики остаются, пожалуй, самым веским аргументом, чтобы считать в настоящее время не доказанным существование бессимптомной формы бешенства у домашних плотоядных животных.

Бешенство у домашних животных, как и прежде,— это исключительно раневая инфекция. Для предположения кишечного или респираторного механизма передачи вируса бешенства от собаки к собаке нет соответствующих ни эпидемиологических, ни экспериментальных оснований. Известны отдельные публикации о заражении собак или кошек во время поедания трупов бешеных животных, но в такого рода случаях, вероятнее всего, имело место инфицирование через поврежденные слизистые оболочки полости рта.

Существование изолированных собачьих эпизоотии бешенства не нуждается в доказательстве. Описано множество эпизоотии бешенства городского типа, где основным носителем, хранителем вируса являлись собаки. Иногда наблюдается переход вируса в среду диких плотоядных и наоборот.

Интенсивность распространения бешенства городского типа находится в прямой зависимости от численности носителей рабической инфекции — собак и кошек. Когда концентрация бродячих собак и кошек становится высокой, распространение инфекции приобретает эпизоотический характер. При низкой численности инфицированных и иеинфицированных бродячих домашних плотоядных отмечается спорадическая заболеваемость бешенством. Если число инфицированных собак или кошек падает до единичных случаев и в силу ограничительных мер (отсутствие бродячих животных, изолированное содержание собак и кошек, поголовная профилактическая их иммунизация) больное животное не может передать вирус своим сородичам, то инфекция исчезает. В качестве такого рода примера можно сослаться на опыт ликвидации бешенства на островах Великобритании, Японии, где только на основе санитарно-ветеринарных мер по отношению к собакам и кошкам и строгого карантирования импортируемых животных удалось искоренить инфекцию.

Иногда даже единичные, спорадические заболевания собак имеют достаточную потенцию, чтобы сохранить циркуляцию вируса на той или иной территории. Этому благоприятствуют два фактора: длительный инкубационный период бешенства у собак и кошек [по Shimada, в Японии у 98 собак и кошек инкубационный период естественного бешенства варьировал от 6 до 150 дней] и преодоление бешеной собакой больших расстояний. Поэтому спорадическая заболеваемость бешенством может поддерживаться годами на значительных территориях, чередуясь с периодами исчезновения (межэпидемический период) и периодами повторного заноса.

- Вернуться в оглавление раздела "вирусология"

Оглавление темы "Экология бешенства":
  1. Лисицы и скунсы как резервуар бешенства
  2. Барсуки, куницы, хорьки как резервуар бешенства
  3. Мангусты, еноты как резервуар бешенства
  4. Рыси, медведи, кабаны как резервуар бешенства
  5. Парнокоптные, птицы, грызуны как резервуар бешенства
  6. Бешенство летучих мышей. Эпизотии
  7. Бешенство среди вампиров. Эпизотии
  8. Чувствительность к вирусу бешенства летучих мышей. Бешество вампиров
  9. Природные очаги бешенства у насекомоядных и плодоядных летучих мышей
  10. Экология собачьего бешенства. Эпизотии бешенства у собак