Советуем для ознакомления:

Вирусология:

Популярные разделы сайта:

География природного бешенства. Миграция гидрофобии

Еще нет полной ясности в вопросе о ландшафтной приуроченности современных эпизоотии бешенства в Европе. В то же время в отношении дикования как будто имеется ясность в том, что оно характеризуется четко выраженной тундровой ландшафтной приуроченностью, определяемой ареалом распространения песца, а также зимней сезонностью. Бешенство вампиров и колониальных летучих мышей, по-видимому, имеет пещерную, ландшафтную приуроченность.

Решение вопроса о ландшафтной приуроченности природных эпизоотии бешенства, по крайней мере в Европе, будет зависеть от глубины знаний биотопов и биоценозов этой инфекции. В настоящее время главным природным резервуаром вируса бешенства является лисица. Лисица хорошо адаптируется к самым различным ландшафтам. В США она чаще всего обитает на обрабатываемых культурных землях (Davis, Wood), на западе Чехословакии живет в глубоких лесах и скалистых горах (И. Новицкий).

В нашей стране лисица интенсивно размножается в песках Калмыкии, полупустынных землях Азербайджана, в степях Казахстана и в лесах центральной части РСФСР и Прибалтики. Поэтому сведения о ландшафтной приуроченности современного бешенства имеют разноречивый характер. По данным Л. Я. Грибановой, природные очаги бешенства в Омской области приурочены к лесостепной и степной зонам. По
A. П. Рябошапка, на Украине 52% случаев заболевания бешенством регистрируется в лесостепи, 21%—в зоне полесья, 20% — в степном ландшафте.

B. Л. Адамович и 3. Н. Козырева установили, что в Брянской области очаги дикого бешенства приурочены к овражисто-пересеченной местности, где биотопы лисиц, хорьков, енотовидных собак налегают друг на друга. Р. К. Сафаров с соавт. в Азербайджане очаги лисьего бешенства чаще всего связывают с полупустынной зоной и реже — с горно-лесистым ландшафтом: в первой обнаружены до 139 лисьих нор и во 2-й — 3—6 нор на 100 км2.

Как видно из этого краткого обзора, природные очаги бешенства, как и туляремии, локализуются в самых различных географических ландшафтах. Если в будущем будут открыты первичные резервуары вируса бешенства у грызунов или каких-либо мелких хищников, то вопрос о ландшафтной приуроченности бешенства получит совершенно новое освещение. В противном случае многоландшафтную характеристику природных очагов бешенства нужно считать одной из особенностей этой инфекции.

Открытие первичных природных очагов бешенства у грызунов или других животных могло бы также пролить свет на вопрос о существовании реликтовых природных очагов бешенства. Вопрос о существовании реликтовых природных очагов бешенства, поддерживаемых лисицами, остается дискутабельным. Приведенные выше материалы позволяют предполагать, что по крайней мере на территории европейских стран и в России в течение XIX и XX веков (до 40-х годов) стойких природных очагов лисьего бешенства не было известно.

природное бешенство

Такого рода наблюдения в естественной истории бешенства отсутствуют. Несколько эпизоотии природного лисьего бешенства, описанные в XVI, XVII и XIX веках в Европе (Eicwald, Pitzschke), как известно, не имели столь широкого распространения, как это свойственно современным эпизоотиям. Не существовало реликтовых природных очагов бешенства в Великобритании, несмотря на обилие лисиц, а искоренение волчьего и собачьего бешенства в начале XX века привело к полной элиминации вируса бешенства в природе как биологического вида. То же самое надо сказать в отношении Японии.

По данным литературы, реликтовые природные очаги бешенства, поддерживаемые лисицами, до 40-х годов отсутствовали в Германии, Дании, Франции, Швейцарии, Бельгии, Люксембурге, в Скандинавских и Балканских странах. Ограниченные эпизоотии лисьего бешенства в Тульской, Рязанской, Ленинградской областях, отмеченные в 40—50-х годах, сами по себе угасли. В Тульскую и Рязанскую области инфекция проникла повторно в 70-х годах, а Ленинградская область остается свободной от бешенства до сих пор.

Все отмеченное выше позволяет заключить, что в современной эпизоотологии бешенства наблюдается совершенно новое явление — образование новых, обширных природных и стойких очагов бешенства, поддерживаемых главным образом лисицами и отчасти енотовидными собаками. Интересно отметить, что Е. Н. Павловский предсказывал как возможность появления новых природноочаговых болезней, так и подобного рода эволюцию природной очаговости ныне существующих инфекционных болезней.

В 40-х годах текущего столетия в различных районах мира: штат Джорджия (США), Восточная Пруссия, Астраханская область, район дельты Волги и др. — почти одновременно рабическая инфекция закрепилась на лисицах. В закреплении инфекции на лисицах, стойкости и непрерывной ее миграции, по-видимому, ведущую роль сыграла концентрация «горючего» материала — беспрецедентное увеличение популяции этих животных. Как известно, лисица обладает чрезвычайно высокой потенцией размножения. Поголовье из 100 лисиц ежегодно воспроизводит 215 молодых особей. Продолжительность жизни лисицы l,5 года, в обычных условиях не более года. Практически поголовье лисиц обновляется ежегодно (Devis, Wood). В благоприятных условиях лисица может размножаться еще быстрее.

В Центральной Европе в последние годы для лисицы создались чрезвычайно благоприятные условия. Исчезли их естественные враги — волки и золотистые орлы, сократилась охота. Обычно лисиц отстреливали из-за шкуры, но в послевоенные годы снизилась ее стоимость.

С другой стороны, необходимо признать возможность естественной изменчивости вируса уличного бешенства, адаптированного к организму лисицы. Циркулирующие в Европе природные штаммы вируса бешенства обладают высокой инвазивиостью к слюнным железам лисиц. Если Tierkel в США обнаруживал вирус бешенства в подчелюстных слюнных железах бешеных лисиц в 75%, то Steck в Швейцарии выделял вирус из подчелюстных слюнных желез инфицированных лисиц в 94% случаев. Барсуки содержали вирус в слюнных железах в 90% и куницы — в 57% случаев. Важно также подчеркнуть, что титры вируса в подчелюстных слюнных железах лисиц и барсуков были выше, чем в ЦНС.

Средние титры вируса в мозге и подчелюстных слюнных железах у лисиц равнялись соответственно 4,4 и 5,8, у барсуков — 4,1, и 4,9 и у куниц — 4,4 и 2,5 lgLD50/0,03 мл. Циркулирующие среди лисиц штаммы уличного вируса бешенства отличаются от классических штаммов своей морфологической и биологической характеристикой.

Таким образом, на современном уровне наших знаний бешенство все еще необходимо считать острой, летальной инфекцией ЦНС, передающейся раневым путем, где резервирование вируса обеспечивается за счет необычно долгого инкубационного периода.

- Читать "Эпидемиология бешенства. Распространенность гидрофобии"

Оглавление темы "Эпидемиология бешенства":
  1. Экология природного бешенства. Эпизотии
  2. Вирус бешенства у песцов, лисиц и обезьян
  3. Атипичные формы бешенства. Латентная или бессимптомная гидрофобия
  4. Нераневые методы передачи бешенства. Аэрозольные методы передачи гидрофобии
  5. География природного бешенства. Миграция гидрофобии
  6. Эпидемиология бешенства. Распространенность гидрофобии
  7. Распространенность бешенства в военные годы. Заболеваемость гидрофобией
  8. Распространенность бешенства в России. Эпидемиология гидрофобии в СССР
  9. Возрастная заболеваемость бешенством. Сезонность гидрофобии
  10. Вакцинация от бешенства. Статистика антирабических прививок