Советуем для ознакомления:

Вирусология:

Популярные разделы сайта:

Эпидемиология лихорадки Ласса - распространенность

Лихорадка Ласса описана в трех странах Африканского континента: Нигерии (Frame е. а., Carey е. а.), Либерии и Сьера-Леоне (Monath). Ретроспективно заболевание идентифицированно также в Гвинее (Henderson е. а.).

Резервуар инфекции в природе долгое время оставался неизвестным, пока в Сьерре-Леоне не провели широкое эпидемиологическое обследование грызунов, летучих мышей, насекомоядных и рептилий.

В сентябре и октябре 1972 г. Monath с соавт. отмечали большую вспышку лихорадки Ласса в деревнях Пангуме и Тонго,. расположенных в Восточной провинции Сьерра-Леоне. Исследовали 641 мелкое позвоночное животное, отловленное в домах двух названных деревень, на окружающих фермах и в близлежащих лесах; 10% суспензии готовили из смеси органов (легкие, сердце, селезенка, почки, кровь), взятых отдельно от каждого животного. Вирус обнаруживали заражением культур клеток Vero с последующей идентификацией его в РСК.

Из 350 обследованных грызунов у 14 был выделен вирус лихорадки Ласса. Все изоляты вируса выделены от крыс Mastomys natalensis, имеющих много сосков. Таким образом, результаты обследования ясно указывают па то, что крысы Mastomys natalensis — природный резервуар вируса в Сьерра-Леоне, хотя способ передачи вируса человеку остается неизвестным (Monath, Monath е. а.).

Источником инфекции во время вспышки среди людей является больной человек, однако путь передачи вируса от человека к человеку также до сих пор не выявлен, хотя в ряде случаев установлено заражение через поврежденную кожу во время вскрытия (White) или при уходе за больным (Frame е. а.).
Имеется большой риск заражения вирусом больничного персонала и работников лабораторий, заболевание у которых протекает, как правило, в тяжелой форме и с высокой летальностью (Leifer е. а., Casals, Buckley).

Судя по обнаружению вирусов в смывах из горла больного в острой стадии, есть основание предполагать капельный способ передачи. Высказанное мнение подкрепляется и особенностями клинической картины заболевания, начинающегося с фарингита и тонзиллита. Однако не следует пока отвергать возможности других путей передачи вируса лихорадки Ласса: через заражение пищи, питья и предметов домашпего обихода, тем более что вирус выделяется с мочой больного в течение 32 дней после начала заболевания, что значительно дольше, чем его обнаружение в смывах из горла (Casals, Buckley).

Поскольку резервуаром вируса являются грызуны, то подобный путь передачи представляется весьма вероятным, тем более, что мыши — носители вируса лихорадки Ласса выделяют вирус с мочой на протяжении более 80 дней (Casals, Buckley).

В заключение мы проанализируем еще одну эпидемиологическую возможность заражения — при контакте со здоровыми носителями лихорадки Ласса. Такая возможность не кажется невероятной.

В самом деле поддержание бессимптомной персистентной инфекции in vivo доказано опытами заражения новорожденных мышей. Кроме того, все большее знакомство с заболеванием привело в конце концов к мнению о существовании легких и субклинических форм лихорадки Ласса (Monath е. а., Carey с. а.). Наконец, о возможном существовании латентной формы лихорадки Ласса свидетельствуют наблюдения над некоторыми вспышками этого заболевания.

Так, в Пангуме и Тонго (Сьерра-Леоне) с октября 1970 г. по октябрь 1972 г. было выявлено 64 случая заболевания. Смертность среди госпитализированных (тяжелых больных) достигала 38 %, т. о. была характерной для данного заболевания. Однако клинические и серологические обследования показали, что у относительно большого числа людей лихорадка Ласса протекала •без тяжелых или даже без всяких (!) симптомов. Смертность среди всех выявленных лиц оказалась равной примерно 6 %.

Отличие этой вспышки от остальных заключалось в том, что она не была связапа с больницей, т. е. большинство инфицированных лиц заразились путем контактов с больными вне больницы (Monath).

лихорадка Ласса

Число заболевших на 1000 населения в обеих деревнях составляло 4,4 (Пангуме) и 1,6 (Тонго), хотя серопозитивных в Тонго было больше, чем в Пангуме. Заболевание преобладало среди женщин в возрасте 20—29 лет. Отмечены внутрисемейные вспышки, связанные со скученностью населения. Из общего числа обследованного населения, равного 14 000, в 6% случаев обнаружены комплементсвязываютпие антитела к вирусу лихорадки Ласса (Fraser е. а.).

Henderson с соавт. пытались выявить распространение лихорадки Ласса среди населения Африки методом массовых серологических обследований. В первой серии этой работы исследователи проанализировали сыворотки около 700 миссионеров и членов их семей, проживавших в 20 африканских странах в период с 1965 по 1968 г. Самые большие группы были из Нигерии, Эфиопии, Заира, Либерии и Кении. Из всех сывороток 5 были положительными (одна из Нигерии, 4 из Гвинеи). Оказалось, что 4 из 5 обследованных, находясь в Африке, перенесли тяжелое заболевание, сходное по симптоматике с лихорадкой Ласса.
Во второй серии работы из 450 сывороток, собранных в Нигерии в течение 1965—1966 гг., 10 содержали специфические антитела.
В третьей серии из 280 сывороток, собранных в 1965 г. в Нигерии, положительными были 3 сыворотки, принадлежавшие пастухам.

В последней, четвертой, серии из 200 сывороток, собранных тоже в Нигерии на плато Джое в период 1969—1970 гг., 20 сывороток содержали специфические антитела.

Casals и Buckley в 1974 г. еще до публикации работы Monath с соавт. на основании данных клиники, эпидемиологических наблюдений и экспериментов высказали предположение, что наиболее подходящей моделью для естественной ситуации явилась бы модель домашнего или полудомашнего животного, в организме которого поддерживается латентная инфекция вирусом лихорадки Ласса. Врожденная инфекция такого животного не вызывала бы клинических проявлений и такое внешне здоровое животное имело бы возможность заражать пищу, пыль и предметы домашнего обихода.

Следует признать, что недавнее открытие резервуара вируса лихорадки Ласса (Monath е. а.) служит хорошим обоснованием предвидению Casals и Buckley. Выяснилось, что крысы Mastomys natalensis идеально подходят для эффективного рассеивания вируса лихорадки Ласса в сельских районах Африки. Они широко распространены в различных биотопах Сахары, быстро размножаются и приспособлены к жизни в доме и в поле (Monath е. а.).

Лихорадка Ласса становится серьезной проблемой для здравоохранения ряда стран Западной и Центральной Африки. Несколько внутрибольничных эпидемий этого заболевания вызвали опасение его международного распространения, в связи с чем Всемирная организация здравоохранения запретила работу с вирусом повсеместно, кроме нескольких специализированных лабораторий.

Наиболее важные вопросы эпидемиологии лихорадки Ласса, требующие безотлагательного решения, заключаются в дальнейшем изучении экологических особенностей многососковых крыс Mastomys natalensis, в выяснении возможной роли других видов грызунов в поддержании вируса в природе, а также в выяснении путей передачи вируса и, что особенно важно, в выявлении возможности его вертикальной передачи (Т. П. Монат).

- Читать "Возбудитель аргентинской геморрагической лихорадки (АГЛ) - вирус Джунин"

Оглавление темы "Медленные вирусные инфекции":
  1. Клиника лихорадки Ласса - проявления
  2. Патогистология лихорадки Ласса
  3. Патогенез лихорадки Ласса - механизмы развития
  4. Иммунитет при лихорадке Ласса
  5. Эпидемиология лихорадки Ласса - распространенность
  6. Возбудитель аргентинской геморрагической лихорадки (АГЛ) - вирус Джунин
  7. Клиника аргентинской геморрагической лихорадки (АГЛ) - проявления
  8. Патогенез аргентинской геморрагической лихорадки (АГЛ) - механизмы развития
  9. Иммунитет при аргентинской геморрагической лихорадке (АГЛ)
  10. Эпидемиология аргентинской геморрагической лихорадки (АГЛ) - распространенность