Советуем для ознакомления:

Неврология:

Диагностика неврологических болезней:

Популярные разделы сайта:

Кошмарные сновидения у детей: механизмы развития, проявления

Кошмарные сновидения у детей имеют много специфических, отличных от таковых у взрослых, черт и относятся к малоразработанным проблемам. Важность анализа страшных снов как для детской психиатрии, так и для физиологии сна несомненна. Кошмарные сновидения у детей следует отличать от ночных страхов.

Эти сновидения наблюдаются, когда спящий лежит неподвижно, о них сохраняется полное воспоминание. Ночные страхи представляют пароксизмальную моторно-двигательную аффективную реакцию с яркими галлюцинациями и отсутствием воспоминаний о приступе. Принципиально различны они и по своему электрополиграфическому выражению (кошмарные сновидения характерны для ПС, ночные страхи наблюдаются в МС) и нейрофизиологическим механизмам.

Установлены четкие корреляции между характером психических переживаний во сне и вегетативными сдвигами [Baust W. et al.]:
1) приятные сновидения сочетаются с высокой частотой пульса;
2) высокая вариабельность частоты пульса встречается при малой интенсивности сновидений, отсутствии агрессивных тенденций в сновидении и пассивности спящего к происходящему во сне;
3) высокая вариабельность частоты дыхания также связана с пассивностью спящего и малой агрессивностью в сновидениях, в то же время при большой амплитуде дыхания спящий принимает активное участие в содержании сновидения;
4) при низкой вариабельности частоты дыхания отмечается высокая степень агрессивности в сновидении.

Кошмарные сновидения, переживаемые в любом возрасте, присущи также детскому возрасту. Максимум их частоты приходится на возраст 3—7 лет с повторным учащением в предподростковом возрасте (10—12 лет). Кошмарные сны хорошо помнятся и тяжело переживаются детьми. К ним подходят слова, сказанные К. Д. Ушинским: «Действие страха именно потому и ужасно, что он, останавливая деятельность души, в то же время приковывает ее внимание к предмету страха.

В эти минуты, по меткому выражению народной психологии, мы ни живы, ни мертвы,— мы не живы потому, что деятельность нашей души остановлена, а деятельность есть суть нашей души; мы еще не умерли потому, что чувствуем во всей силе эту страшно мучительную остановку жизни».

Есть ли общее в сновидениях, вызывающих страх у ребенка? Анализируя (совместно с А. И. Захаровым) структуру страшных снов у детей, мы обратили внимание, что дети достаточно точно, иногда в деталях, описывают виденный ими образ. Эти образы, оказывается, имеют возрастную динамику.

У трехлетних детей это отрицательные сказочные персонажи, причем в таком виде, в каком они нарисованы в иллюстрациях (баба-яга, серый волк, черт с рогами), причем этот образ один и он проявляет агрессивность по отношению к ребенку («волк хочет меня съесть»). Кошмарные сны бывают у всех детей, особенно после прочитанных на ночь страшных сказок или увиденных телефильмов, но особенно они характерны для детей, страдающих неврозами.

кошмарные сновидения у детей

В настоящее время установлено, что сновидения у детей отражают направление развития их личности [Foulkes D.]. Так, у детей с недостаточной приспособляемостью к внешнему миру сновидения загружены символами. Они возникают после, казалось бы, самых безобидных фильмов и сказок.

Сновидения ребенка, страдающего неврозом, отражают массу символических опасностей, поэтому сон такого ребенка-невротика наполнен подобными образами, причем страх вызывают не только отрицательные, но и положительные персонажи. У детей 5-летнего возраста мы видим в страшном сне уже не один образ, а ситуацию и очень часто эта ситуация символически отражает дисгармонию семейных отношений. В сновидениях этого возраста больше динамики («дерутся», «гоняются», «идет война», «сыплются камни»).
Во сне ребенок уже пытается защищаться («я прячусь в шкаф», «убегаю», «плачу», «говорю, что больше не буду», «кричу: уходи, уходи»).

У детей 7-летнего возраста наблюдается возврат к конкретным образам в сновидениях, но образы становятся гораздо разнообразнее. Во сне появляются хороводы «чертей», пугающие сверстники, грозные учителя.

В возрасте 10—12 лет появляются новые отличия сновидений. Видится один образ, но он воспринимается не просто зрительно, но и чувственно, по яркости этот образ не уступает галлюцинаторному. Например, ребенок видит все детали скелета, стоящего у его кровати, и может потом его нарисовать. Вторая особенность страшного образа состоит в изменении его размеров, формы, темпа движений («скелет растет, растет, растет до неба»; «вижу огромные раскинутые руки, а между ними медленно колышется страшная голова»; «железный великан медленно шагает»; «вижу гномика — маленький, маленький — ой, как страшно»; «просыпаюсь от того, что комната маленькая»). Нередко в этом возрасте происходят не только пространственно-временные нарушения образов и обстановки, но и нарушение схемы тела («доктор, помогите, у меня ручки во сне такие большие-большие, я их боюсь»; «просыпаюсь и ногу ищу»).

В этом возрасте впервые стойко появляются навязчивые повторяющиеся сновидения, «сны с продолжением» в течение одной и последующих ночей, видение себя со стороны («меня сегодня показывали во сне»). Интересно, что наблюдаются случаи появления страшных цветных снов у дальтоников.

Страшные сны детей отражают их переживания и впечатления дня, но для детей характерно и обратное влияние сновидения на поведение днем. Увиденное во сне дети младшего возраста нередко считают несомненной реальностью, и если похожий образ встречается днем, то он также вызывает страх.

Страшные сны являются важным симптомом еще и потому, что они отражают, а иногда и вызывают значительные психосоматические расстройства. Например, девочка 9 лет жалуется на навязчивый сон: «гуттаперчевый мальчик душит». При обследовании выявили выраженный миокардит. Встречаются случаи облысения после страшного сновидения.

Павлик С, 8 лет. Родился от первой беременности, протекавшей с умеренным токсикозом, роды в срок. Обвитие пуповины с асфиксией. Закричал после пошлепывания. Грудное вскармливание до 3 мес. Первые полгода отличался исключительным спокойствием. Часто болел. Рос пугливым. У матери после нервного потрясения в 35-летнем возрасте появлялись точечные участки облысения, которые потом зарастали.

У отца до настоящего времени страшные сны. В два года, когда ребенка отдали в детский сад, был очень тих, сидел в углу, был крайне послушен. Тогда же родители впервые заметили участок облысения с трехкопеечную монету в правой теменной области, который через некоторое время исчез.

В школе учился хорошо, при ответах у доски слегка заикался. Боялся темноты, болезней и смерти родителей. Когда умер любимый дедушка, случайно увидел приподнятый гроб при спуске его по лестнице. Ночью приснилось, что дедушка зовет его, а он плачет и не хочет идти, тогда дедушка встал из гроба и схватил мальчика за волосы. Мать проснулась от крика ребенка, и когда он приподнялся, волосы остались лежать на подушке «как шапка».

Этот сон снился несколько ночей подряд и каждый день продолжали выпадать волосы на голове, бровях, ресницах. После проведенной психотерапии с применением внушения в гипнозе, аптиаиксиотической терапии волосы отросли вновь.

Этот пример оказался не случайным, ибо из 17 детей, наблюдавшихся непосредственно по поводу патологического сна с кошмарными сновидениями у трех из них зафиксирована alopetia areata.

Страшные сны привлекают внимание в связи с их особенностью при различных психических заболеваниях, их связью с галлюцинаторными переживаниями. Очень интересны в этом плане работы М. И. Рыбальского, который предложил критерий оценки сновидений и их соотношений с галлюцинациями. Как сновидения, так и галлюцинации оцениваются по следующим критериям: основные общие (состояние сознания, мышления, критики, эмоциональный фон, связь с личностью); основные частные (внимание, навязчивость, насильственность, чуткость, естественность); вспомогательные (статичность, динамичность). Оказалось, что при заболеваниях увеличивается частота неприятных сновидений, появляются повторяющиеся сны определенного содержания, очень часто это именно те сны, которые затем проявятся днем в форме галлюцинаций.

Современные электрофизиологические исследования проливают некоторый свет на происхождение кошмарных сновидений и на их последствия. В отличие от ночных страхов, которые возникают во время МС и сопровождаются вспышками дельта-ритма, кошмарные сновидения наблюдаются и во время ПС.

Интересна в этом плане гипотеза В. В. Аршавского и В. С. Ротенберга о реализации в ПС поисковой активности, компенсирующей отказ от поиска выхода во время бодрствования. Факты увеличения сновидений у тревожных субъектов и малую представленность их у уверенных и агрессивных эти авторы объясняют с позиций функциональной роли ПС в уравновешивании психической активности днем. Суммарная продолжительность ПС, компенсирующая дневную тревогу, очень велика у детей с кошмарными сновидениями. При этом днем тревожность может еще не выявляться. Можно сказать, что тревожность как психический феномен начинает развиваться в состоянии сна, предшествуя проявлению тревоги днем.

- Читать "Дифференциация и лечение сомнамбулизма, патологического сноговорения и кошмарных сновидений у детей"

Оглавление темы "Патологический сон у детей":
  1. Простая и невротические формы ночного энуреза. Особенности
  2. Невропатическая форма ночного энуреза. Особенности
  3. Эндокринопатическая и эпилептическая формы ночного энуреза. Особенности
  4. Диспластическая форма ночного энуреза. Особенности
  5. Механизмы развития ночного энуреза. Патогенез
  6. Лечение ночного энеруза. Рекомендации
  7. Сомнамбулизм - снохождение: механизмы развития, формы
  8. Сноговорение у детей: механизмы развития, проявления
  9. Кошмарные сновидения у детей: механизмы развития, проявления
  10. Дифференциация и лечение сомнамбулизма, патологического сноговорения и кошмарных сновидений у детей